expat_rusde (expat_rusde) wrote,
expat_rusde
expat_rusde

Смертный полк

Каждый год меня обязательно спрашивают, как немцы празднуют 9 мая. Никак. Это не праздник. Это день памяти, как это и должно быть, с моей точки зрения. Далее сплошное ИМХО и судьбы моих дедушек и бабушек.
В словосочетании праздник со слезами на глазах - слезы главное слово. На праздник мы не имеем права - мы не имеем отношения к тем событиям, мы ничем праздник не заслужили, нас еще вообще не было на свете. Они выжили. Они победили безумной ценой. И они праздновали это - то, что теперь войны нет. Но они дали нам жизнь и уже почти все умерли, а мы должны их помнить - чтобы не повторить. Но именно память старательно этим агрессивно-победоносным энтузиазмом замазывается, чтобы уж точно ничего достоверного не осталось.
Мой дедушка Валентин был призван по возрасту в 1944 году. Пока немцы были в Пятигорске, он прятался по огородам, чтобы не попасться, и голодал. Его сестру угнали в Германию на работы. Когда он достиг призывного возраста, немцев с Кавказа как раз прогнали, и он попал в артиллерию наводчиком. Дошел до Вены и после войны продолжал некоторое время служить в Черновцах, где встретил бабушку. Когда я, горящая патриотическим восторгом, накрученным школой, спрашивала его о войне, он говорил: зачем это тебе, это не то, что тебе представляется. Вытянуть вопросами из него, обычно разговорчивого, что-либо на эту тему было невозможно. Сам он рассказывал только две истории. Одна о том, как они были голодны и готовы были трескать что угодно, хоть свиной жир ложками, лишь чем-то набить желудок, и как они поэтому в Крыму схватили жесточайшее расстройство и сидели за рвом с риском подхватить пулю. И второе: как они дошли до Австрии и там были аккуратные домики и "вот зайдет Ваня в домик, там красивые тарелочки расставлены по стенкам. Берет Ваня автомат и стреляет со всей дури по тарелочкам. Зачем?" Он не понимал бессмысленного разрушения - он был страстным садовником и заботливым хозяином в доме и предпочитал созидание и сохранение созданного. Государство же так уважало его, что не дало умереть достойно и безболезненно, отказывая раковому больному в обезболивании.
Бабушка Вера Георгиевна Смирнова, 17 декабря 1930 года рождения. Ой, не Вера, не Георгиевна, не Смирнова и не той даты рождения.Ее родителей и других родственников репрессировали. Теперь на месте тех деревень космодром Плисецк. Тетке взять ее и брата не разрешили. В войну бабушку вместе с детдомом с Севера эвакуировали в Подмосковье и она работала ткачихой на фабрике. Работать было настолько тяжело, что 14-15-летние девчонки-подростки решили бежать в Софию в товарном вагоне. Они смогли добраться почти до границы и случайно попались. Старшая девочка, лет 16-17, вряд ли выжила - ее избили до полусмерти и что было с ней дальше бабушка не знает. Младшие оказались на улице беспризорниками. Каких-то коней она ночью через Днепр гоняла, на каких-то подпольных контрабандистов работала - там ее и словили. Женщина-инспектор по беспризорникам оказалась хорошим человеком и помогла ей с работой на ткацкой фабрике и документами. Так бабушка оказалась в Черновцах - под чужим именем, фамилией, отчеством, с фальшивой датой рождения и по документам старше, чем на самом деле. Она соврала со страха. И боялась всю свою жизнь. Свою историю она осмелилась рассказать близким только в 1991 году.
Другие мои бабушка и дедушка тоже встретились в войну. Только после смерти бабушки Нади ее близкие узнали, что в начале войны при бегстве с Украины она потеряла мужа и маленького ребенка - она никогда никому об этом не говорила. Только хранила фотографии. Потом она работала в тылу, пахала на тракторе. И встретила дедушку Юру. Дедушка был радистом на аэродроме. Его отца посадили после войны за то, что он со своей частью попал в окружение и оказался в плену в начале войны. Эта тема никогда в семье открыто не обсуждалась.
Мои две семьи праздновали окончание войны молча. Мы приходили в гости,  но о войне не говорили.
Что именно из этих судеб, в общем-то не самых страшных по военным меркам, хотят повторить эти люди во главе с главным повторятелем, который готов играть человеческой жизнью, как мой сын играет Лего-человечками? Человечки героически бросаются на амбразуры, им отрывает руки, ноги и головы, но их совершенно не жалко и довольно весело. Потом можно назвать их героями и выдать медали посмертно. Многое из этого праздничного восторга низводит до уровня Лего-человечков и предает память тех, кто боролся за то, чтобы повторения не было, и кого предполагается помнить.





Subscribe

  • Зальцбург, Зальцкаммергут и прилегающие регионы

    Проверила, дописала, добавила фотографии, сделала две карты. Карта достопримечательностей Зальцкаммергута и севернее Карта…

  • Вокруг озера Люцерн

    Обновила темы по озеру Люцерн и сделала карту по региону. Группа постов, посвященных озеру Люцерн (Vierwaldstättersee): Карта…

  • Новое туристическое

    Новые туристические темы, чтобы хоть немного улучшить безотпускной год. Карта достопримечательностей вокруг Юнгфрау - здесь. А также большой…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments